Опыт лечения в интенсивной терапии

 

 

Личный опыт лечения в неотложной помощи

 

А сейчас я расскажу о своем личном опыте лечения в реанимации интенсивной терапии, в качестве младшей медсестры.

 

Отмечу, что опыт бывает позитивный и негативный. Позитивный опыт заключается в умении избавлять пациента от причины болезни. 

 

А негативный опыт — это способность закреплять болезни на всех уровнях сознания — ментальном, эмоциональном, физическом. Но, я веду речь о позитивном опыте. Его я приобрела, когда решила удостовериться, в эффективности первичной медико-санитарной помощи в том виде, в каком ее осуществляют врачи.

 

После чего стала копировать их действия, в виде пальцевой диагностики. От себя добавила наложение рук на больные места, применяла легкий массаж,  хотя это не входило в мои обязанности. 

 

И еще я произносила звук ОМ, с целью активации сознания пациента. Практиковала  его в виде дыхательного упражнения. Все это происходило на интуитивном уровне. 

 

"Что вы хотите этим доказать, чего добиваетесь?" — такой вопрос задавали мне реаниматологи. Ответа на него у меня не было, тем более, что такая самодеятельность ничего хорошего мне не сулила. Но старалась я не зря — сразу многое изменилось.

 

Это стало заметно по состоянию пациентов: значительно уменьшилось количество осложнений, больные быстрее восстанавливались, ускорилась их ротация; их раньше обычного переводили в другие отделения для долечивания. Палаты в это время были полупустыми.

 

Дыхательные аппараты быстрее освобождались. Снизилась смертность. У медперсонала поубавилось работы, да и у меня тоже. Этому можно было только порадоваться. Однако это почему-то насторожило врачей. И они меня даже начали потихоньку прессовать. Такому явлению может быть только одно объяснение. 

 

Врачи усматривали в моих действиях нарушение медицинского ритуала; лечебный процесс казался им скомканным, незавершенным. А в некоторых случаях, выглядел излишним. В первую очередь это касается остановки послеоперационных кровотеченийОднако справедливости ради скажу, что без участия врачей все эти результаты были бы невозможны.

 

Протоколы и назначения к этому не имеют отношения. В какой — то момент я вдруг почувствовала, что большая часть коллектива находится на одной волне со мной, и делаем мы одно дело, каждый по — своему. 

 

Например, после выходных у меня появлялось ощущение, словно с больными, поступившими в мое отсутствие, я уже работала. То же самое можно сказать о результатах. 

 

Впрочем, были и другие врачи, которых мои невинные действия сильно раздражали. Они жаловались на меня, и даже пытались обвинить в нарушении субординации, но поставить в вину что либо, не смогли.

 

Тем более что я уже в это время была не одна. По крайней мере, двое реаниматологов были на моей стороне, также как и большинство медсестер и санитарок, хотя открыто этого не выражали. 

 

Именно благодаря молчаливой поддержке, а также — помощи и активным действиям Сознания этих людей и, в первую очередь врачей, стали возможными результаты, о которых я писала выше. Без преувеличения можно сказать, что они были достигнуты коллективными усилиями

 

А ортодоксы в это время бессильно наблюдали, как рушатся их стереотипы, к которым они были так привержены. В их лице я столкнулась с серьезной противодействующей силой; и долго противостоять ей, в таких условиях, естественно, не могла.

 

Это стало одной из причин моего ухода из отделения. И в медицину я больше не вернулась. Поскольку, следовать ее правилам я не желала. А воевать с Системой в одиночку не было смысла. 

 

С помощью описанных мною действий, можно предотвращать и устранять послеоперационные осложнения — в частности развитие гнойно-септической инфекции в виде перитонита, остеомиелита, панкреонекроза. 

 

А также тромбоза глубоких вен и артерий конечностей и внутренних органов — останавливать капиллярные и паренхиматозные кровотечения в течение 30 минут, разжижать кровь

 

Интегральная оздоровительная система основана на интуиции и общеукрепляющих методах. А не на умственных концепциях технологической медицины, в сочетании с затратными методами. Это лечебно — оздоровительная система XXI века. 

 

Однако заработать она может только благодаря практическим врачам, а также их усилиям. Но, чтобы это произошло, они должны научиться справляться с неуверенностью и сомнением, не только своим собственным, но также исходящих от окружающих людей, в частности от коллектива и руководящего персонала. 

 

По этой причине они многократно усиливаются, и ощущаются как свои собственные. В этом я убедилась на собственном опыте. Но, справиться вполне реально, если каждую секунду помнить, что своими действиями вы не нарушаете ни одной инструкции, и не вносите никаких изменений в протокол.

 

И обвинить вас в них никто не сможет, потому, что ваши действия не выходят за рамки вашей компетенции. Если мне, человеку, находящемуся в самом низу профессиональной лестницы — и не имеющего опыта лечения вообще — удалось это сделать, то у профессиональных врачей для этого имеются все полномочия.

 

Но, для таких действий необходима мотивация. А откуда ей взяться, если за результат лечения, по-настоящему, никто не отвечает?! Контролируется только выполнение протокола, с применением затратного технологического лечения

 

Который соответствует коммерческому интересу Системы и, поэтому, никак не согласуется с эффективным и незатратным лечебно-оздоровительным процессом. Короче,  говоря — тупик…

Похожие записи

Написать комментарий