Суицидальные настроения у военных

 

О суицидальных настроениях среди военнослужащих

 

Суицидальные настроения среди военнослужащих – распространенное явление. Пожалуй, никто так сильно не нуждается в психологической защите, как военнослужащие, и не только те, кто прибывает в "горячих точках".

 

Хотя именно они страдают от психологических проблем больше других. Взять, хотя -бы, мою страну Украину, в которой масса военнослужащих прошла через горячую точку: ДОНБАСС. Это настоящая кровоточащая рана страны. Погибают там не только от пуль, мин или снарядов.

 

В последнее время страну буквально захлестнула эпидемия самоубийств среди воинов антитеррористической операции (АТО). Ничего нового в этом нет; подобное происходит во всем мире.

 

Однажды я посмотрела статистику самоубийств среди военнослужащих США и ужаснулась  – оказывается, за последние несколько лет от суицидов погибло солдат и офицеров больше, чем в результате военных конфликтов, в частности, в Ираке и Афганистане.

 

И каждый третий из них покончил с собой во время службы или после ее окончания именно в этих странах. Случилось это на фоне суицидальных настроний. В России статистика примерно такая же. И, к сожалению, к лучшему положению не меняется. 

 

Уильяму Нэшу (William Nash)…. довелось работать с сотнями военнослужащих, которые пытались избавиться от мыслей о самоубийстве, в особенности, когда его отправили в Фалуджу, Ирак, в период ожесточенных боев там. 

 

В отличие от распространенных убеждений, наибольший вред для психики, как выяснил Нэш, представляют собой не страх или ужас, которые военнослужащие вынуждены преодолевать на поле боя, а чувство стыда и вины, связанные с теми нравственными травмами, от которых они страдают.

 

Первую строчку в списке этих травм с большим отрывом занимают случаи, когда гибнут их сослуживцы. «Я снова и снова выслушивал эти истории от морских пехотинцев – случаи, когда они не смогли защитить своих «братьев» были самой распространенной причиной отчаяния.

 

Значимость этих потерь настолько велика, что я могу ее сравнить только с чувствами родителей, которые потеряли своих детей». 

 

Случаи открытия огня по своим, когда американские военнослужащие гибли из-за ошибок своих сослуживцев, стали еще одним источником психических травм, точно так же как и чувство вины, которое приходит вместе с осознанием того, что боевая операция повлекла за собой гибель мирного населения, особенно женщин и детей. 

 

Достаточно часто после демобилизации военнослужащие не могут адаптироваться  к мирной жизни, и для них пусковым механизмом суицида могут стать семейные или финансовые проблемы. А для тех, кто служит, последней каплей может стать плохая новость из дома. Это подтверждают авторитетные источники и мой собственный болезненный жизненный опыт. 

 

И, хотя, случилось это событие очень давно – более сорока лет назад – воспоминание о нем до сих пор отдается болью в моем сердце и вызывает чувство вины. Тот, кто пережил подобное несчастье в семье, поймет меня. 

 

Речь идет о моем родном брате, который покончил с собой в учебном отряде во время прохождения срочной службы во флоте; он обучался на водолаза. Случилось это на фоне сильных психологических нагрузок, а пусковым механизмом стало письмо из дому, в котором сообщалось о трагической гибели его лучшего друга. И это письмо ему написала я…. 

 

Прошлого не вернешь, но, необходимо сделать соответствующие выводы, чтобы оно не повторилось в будущем, в частности, в следующих поколениях семьи или рода, что бывает достаточно часто. Моя семья не является исключением… Избавиться от этого кошмара можно только интегрально, объединенными усилиями заинтересованных лиц. Чаще всего, это происходит подсознательно.

 

Но, успешное решение такой проблемы возможно только в "час Х", когда все условия для этого подготовлены. Я с уважением отношусь к военнослужащим, которые обеспечивают безопасность, рискуя собственной жизнью и здоровьем, но, как реалистка осознаю, что не все они его заслуживают.

 

Есть среди них некоторое количество тех, кого в психиатрии называют эмоционально тупыми личностями. Их немного, но они есть везде, и не только среди военнослужащих. Чувство вины или раскаяния за содеянное им неведомо. В основном, такие субъекты пополняют добровольческие военные формирования.

 

Однако их преступления, жестокие и немотивированные, в любом случае, не останутся безнаказанными – для их перевоспитания жизнь может приготовить запредельные испытания. Но, я пишу не о них. В противоположность им есть люди, отличающиеся повышенной чувствительностью к психологическому воздействию; к ним отношусь и я.

 

Подобная чувствительность бывает врожденной или приобретенной в процессе жизненных  испытаний. Это очень болезненное явление, когда ты бессознательно отождествляешься с другими людьми, чувствуешь их боль, психологическую и физическую. Происходит это явление по причине расширения сознания

 

Особенно, болезненными являются привязанности. Такие люди бессознательно избегают общения или вынуждены сводить их к минимуму. 

 

Мы живем в век Интернета и социальных сетей, и постепенно переносим туда наше общение, которое называем виртуальным. Но, я его воспринимаю как абсолютно реальное. Понятно, что безоговорочно верить «вывеске» нельзя: например, собеседник представившийся генералом армии, может оказаться сержантом или рядовым. Но, для меня это не существенно. 

 

От представителей высшего командного состава во время общения исходит волевой импульс, вызывающий нервную дрожь и напряжение, которое передается мышцам; а от военнослужащих, принимающих непосредственное участие в военных действиях (оперативников) – динамика, готовность к действию, а также – повышенная эмоциональность

 

Вот такая дифференциация. Второй вариант мне ближе и понятнее – отождествление практически моментальное; поскольку, я – человек действия, но… на другом плане, и мои действия являются подсознательными и немедленными. 

 

Общение с этими людьми было для меня весьма болезненным, но достаточно продуктивным, и не только в познавательном, но, также в практическом плане. Иногда человеку не хватает собственной внутренней силы, чтобы избавиться от своей проблемы, которая представляется для него неразрешимой.

 

Иногда она может напоминать незаживающую рану, к которой больно прикасаться. И я – не исключение… Но, подсознательно, объединившись на энергетическом уровне с внутренней силой другого человека или группы людей, он может от нее освободиться.

 

И не имеет значение их местонахождение в это время. Таким способом могут решиться общие проблемы всех "участников" такого объединения. Однако осознать это явление могут лишь единицы и не сразу. 

 

Чувства, которые они будут испытывать в такой момент, приятными не назовешь – это явление можно сравнить с хирургическим вмешательством на психологическом плане, без наркоза. 

 

Многие из военнослужащих обладают сильной волей, а некоторые – просто "убойной", "атакующей энергией", которую им трудно контролировать. Эта энергия может направляться как наружу, так и внутрь человека. 

 

Во втором случае, такое явление, в виде суицидальных настроений, может привести к суицидальному импульсу. Это – избыточная энергия, которая способна застаиваться в организме, вызывая тяжелые органические болезни; или может привести к взрыву эмоций и суициду. В зависимости от сопротивления сознания и организма человека. 

 

Военнослужащие, с которыми я общалась в последнее время в Интернете, были из Сирии и Афганистана. Во всяком случае, так они утверждали. Хотя, это тоже не факт – вполне могло быть так, что они находились в это время где-нибудь в Северной Африке, в спокойном гарнизоне и "вешали лапшу на уши" доверчивым пользователям.

 

Обстановку они описывали тремя наиболее часто употребляемыми словами: «тут такое творится!..». Но, дело не в окружающей обстановке, а в их психологическом состоянии, и этого не скроешь от таких людей как я, которым оно передается непосредственно.

 

Исключение составляют Интернет-боты, которые очень часто представляются военнослужащими, но, это специальные программы мошеннического характера, которые могут вам изъясняться в вечной любви, обещают провести с вами остаток жизни.

 

Основная их цель – подобраться поближе к вашему банковскому счету. Но, эмоций у них не больше, чем у разработчиков, следовательно, и передаваться нечему. Попадаются на их уловки обычно только новички. 

 

Больше недели подобной переписки в Интернете,  я  не выдерживала. Чувство одиночества, боль утраты, отчаяние и, особенно, чувство вины исходили даже от непереведенных текстов, и передавались мне еще несколько дней после прекращения общения, вызывали физическую боль в области сердца, беспокоили ночными кошмарами.

 

До того, как я начала заниматься психологическими практиками, для восстановления после такого стресса, мне могло понадобиться несколько недель, в продолжении которых я почти всегда заболевала вирусной инфекцией. Это явление можно сравнить со сбросом чужой энергетики

 

Благодаря подобным испытаниям человек становится более устойчивым к эмоциональным раздражителям, и приобретает способность к быстрому восстановлению. Не зря же говорят, что то, что нас не убивает, делает сильнее. И учит преодолевать еще более серьезные испытания в будущем.

 

Я готова поделиться своим опытом борьбы с суицидальными настроениями с теми, кто готов бороться за свою жизнь. А также – представить соответствующую интегральную программу, с целью устранения таких состояний.

Похожие записи

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не доступны.

Написать комментарий